Интервью Софьяна Ханни.

– Поздравляем с дебютом. Удовлетворены тем как он прошел?
– Да. Постепенно налаживаются связи с партерами. Главное же – мы победили, хотя это было непросто.

– В результате ваш маленький личный праздник не был испорчен. Не удивила сверхоборонительная тактика, которую избрал соперник?
– Пожалуй, удивила. Нас готовили к тому, что гости будут защищаться всей командой. Такое часто происходит, когда один из лидеров встречается с командой, стоящей на вылет. Против «Андерлехта» аутсайдеры тоже старались возводить бетонные сооружения. В принципе ничего нового. Но я не думал, что «СКА-Хабаровск» закроется до такой степени. В штрафной площади у него скапливались все одиннадцать игроков. От нас требовалось терпение, чтобы отыскать трещину в оборонительных порядках. Пришлось ждать до 90-й минуты.

– Массимо Каррера заменил вас уже на 58-й минуте. Он что-нибудь сказал?
– Только поздравил с дебютом. Потом был выходной. Может быть, что-то скажет на разборе прошедшей игры.

– Сами чувствуете себя готовым проводить на поле все 90 минут?
– Несомненно. Физически чувствую себя хорошо. У меня же не было трехмесячного перерыва в практике, как у других. Последний матч в прошлом году сыграл 26 декабря с «Гентом», а уже 21 января у «Андерлехта» была встреча в бельгийском чемпионате с «Генком». Я привык в каждом сезоне проводить большое количество матчей и играть в них от звонка до звонка, все 90 минут.

– Ваша жена Найма была на стадионе?
– Нет. Она осталась с дочкой в гостинице. Смотрела игру по телевизору.

– Значит, вы пока не подыскали себе в Москве жилье?
– Подыскали. Переедем в ближайшую неделю. Помогли советами партнеры по команде, которые подсказывали, в каком районе лучше поселиться, чтобы было легче добираться до тренировочной базы.

За советами обращался к экс-динамовцу Венкёру

– Бельгийская пресса писала, что вы испытывали большие сомнения насчет возможного переезда в Россию, так как не были уверены, будет ли уютно вашей семье. Это правда?
– Отправляясь в новую страну, я, естественно, задавался вопросами о том, как там живется, и наводил справки. Это было и перед тем, как обосноваться в Турции, а потом в Бельгии. Россия не стала исключением. Ни больше, ни меньше.

– К кому-то обращались за консультацией?
– К футболистам, которые играли в России. Например, к своему другу Вильяму Венкёру, с которым мы выступали вместе за «Нант» и который затем защищал цвета московского «Динамо».

– Какие ассоциации вызывала в прошлом у вас Россия?
– Знал, что это огромная страна и мировая держава, что здесь весьма холодный климат, что зимой в чемпионате большая пауза. В принципе сбором информации я занялся еще два года назад, когда были кое-какие контакты с российскими клубами. Когда играл за «Мехелен», мною интересовались «Динамо» и «Локомотив». Но тогда я предпочел перейти в «Андерлехт».

– И вскоре приехали с ним в Ростов и даже открыли счет в матче 3-го отборочного раунда Лиги чемпионов, завершившемся со счетом 2:2. Потом уже в феврале играли в Лиге Европы с «Зенитом». Правда, принимали участие только в брюссельской встрече.
– В Петербург я действительно не ездил. Было небольшое повреждение. Тренер отдавал предпочтение национальному чемпионату и оставил меня в Брюсселе готовиться к следующей игре. К тому же в первом матче мы победили с хорошим для нас счетом 2:0. Поэтому до сих пор Санкт-Петербург я не видел.

– «Андерлехт» постоянно наведывается на матчи еврокубков в Россию, хотя в клубе, наверное, не очень рады очередному путешествию в нашу страну, не так ли?
– Да уж не в восторге. В клубе предпочли бы играть с теми, кто поближе к Бельгии. Поездки в Россию – дополнительные расходы. Да и условия проведения матчей бывают некомфортными и непривычными для тех, кто играет в Западной Европе. Особенно в феврале.

– Какой город вы считаете своим домом – родной Витри-сюр-Сен, что у границы Парижа, Брюссель, Алжир?
– Витри-сюр-Сен, где живут мои родители, а также сестры. Их у меня три. Младшая, Жинан, сейчас правда, в Альби, что на юго-западе Франции (в 80 километрах от Тулузы – Прим. Ред.). Она играет в футбол за клуб высшего женского французского дивизиона АСПТТ(«Спортивная ассоциация почт, телеграфа и телефона» – Прим. Ред.). Домой наведывается только во время пауз в сезоне.

– Читал, что ваш отец в прошлом тоже играл в футбол. На каком уровне?
– Любительском. Сейчас он работает в больнице – занимается вопросами, связанными с питанием пациентов. Мама – секретарь в одной из компаний.

– Главная улица вашего городка называется Бульвар Сталинграда. Причем он перетекает в Проспект Юрия Гагарина. Выходит, вы с детства невольно получали информацию о нашей стране?
– Получается, что так.

Кумиром был Роналдо, болел за Бразилию

– Летом 1998 года вам было семь лет, так что чемпионат мира во Франции вы должны помнить?
– Конечно.

– Попробую отгадать: ваш кумир звался Зинедин Зидан. Он по происхождению алжирец, более того, как и вы, кабил (народ на севере Алжира – Прим. Ред.). Все сходится.
– Зиданом мне очень нравился, но, если честно, моим кумиром был не он, а бразилец Роналдо.

– Выходит, вы болели не за Францию, а за проигравшую в финале Бразилию?!
– Да. За своего любимца.

– Роналдо был бомбардиром. Вы же, много забивая, часто ассистируете партнерам. Что предпочитаете – забить гол или сделать результативную передачу?
– Забить. Конечно, получаю удовольствие и от мастерского паса, но на первом месте все-таки голы. Хотя я не центрфорвард. Могу сыграть на этой позиции, если потребуется, но предпочитаю действовать несколько из глубины.

– Почему вы выбрали сборную Алжира? У вас там родственники, к которым ездили на каникулы?
– Бабушки и дедушки. Но в детстве я редко бывал в Алжире. Сходу не соображу, сколько раз. А выбор в пользу алжирской команды был сделан сердцем.

– Сейчас вашей сборной предстоят товарищеские матчи – 22 марта дома с Танзанией и 27-го в австрийском Граце с Ираном. Главный тренер Рабах Маджер вас позвал?
– Пока получил предварительное приглашение. Но надо еще посмотреть, буду ли я в окончательном списке.

– Как алжирские болельщики восприняли непопадание сборной на чемпионат мира в России?
– Они пребывали в шоке. Пусть Алжиру досталась сильная группа, люди верили в команду. Однако все сразу пошло наперекосяк. За домашней ничьей с Камеруном последовало поражение в Нигерии, а прошлой осенью еще два проигрыша подряд в спаренных матчах Замбии. Теперь нужно забыть эту историю и писать новую с чистого листа.

– Болельщики «Спартака» интересуются, соблюдаете ли вы пост?
– Да. Делаю исключение только на время официальных матчей, но потом наверстываю в период отпуска.

– Вам это не мешает в профессиональном плане?
– Напротив, помогает, так как делает ментально сильнее. Впрочем, в последние годы Рамадан приходился как раз на каникулы.

– Кто, на ваш взгляд, самый техничный футболист «Спартака»?
– Вот это очень сложный вопрос, потому что в команде много игроков, которые в ладах с техникой. Даже не знаю, кого выделить. Но, раз нужно выбрать, назову Промеса.

– Это он в первую очередь среди игроков «Спартака» помогает вам адаптироваться в новой обстановке?
– Да. Промес ведь свободно говорит на английском языке, так что на первых порах я, пожалуй, общался с ним больше, чем с кем-либо из партнеров.

– В заключение давайте уточним, как произносить вашу фамилию. По-французски понятно – Анни с ударением на последний слог. А по-арабски?
– Ханни (с ударением на первый слог – Прим. Ред.). Точно так же алжирцы говорят Махрез, а не Марез.

Источник: bobsoccer.ru

Оставьте ответ

Советуем войти с помощью соц. сетей. Это займёт 1-2 минуты!