Руй Витория написал текст о тренерской работе. Напряженной атмосферой его в «Спартаке» точно не испугать

«Это изменило мою жизнь»



«В 32 года я завершил карьеру спортсмена, чтобы стать тренером. Мои родители погибли в автокатастрофе вскоре после моего решения. Это изменило мою жизнь», — выдержка из текста, который Руй Витория написал для сайта The Coaches Voice.

Это открытое письмо — отличная возможность проанализировать взгляд нового коуча «Спартака» на футбол, жизнь и немного лучше узнать его психотип и тренерскую историю. Вот как Витория рассказывает, что побудило его стать тренером: «С детства я всегда думал об одном: о желании быть связанным со спортом, любым способом. Я был средним игроком. Помимо карьеры на поле, я специализировался на изучении физической культуры. Постепенно я понял, что не буду элитным спортсменом. Так что желание стать тренером во мне набирало силу, но я не ожидал, что выйду на тот уровень, где я сейчас. Мой путь всегда был таким: шаг за шагом, постепенным. Для бывшего игрока высокого уровня двери к тренерству открываются легче. Для тех, кто не зажигал на поле, дорога может занять больше времени. Но возможны оба пути. В Португалии, например, сейчас большинство тренеров не были крутыми футболистами. Это мой случай».

Руй очень быстро шагнул из игровой карьеры в тренерскую. По его словам, это случилось за один день. Он играл за «Алькошетенсе» из третьей лиги Португалии и уже игроком помогал тренерскому штабу. Способности прославили его в футбольных кругах, поэтому в день окончания карьеры ему поступили сразу два предложения: от «Алькошетенсе» и «Вилафранкенсе» из второго дивизиона.

Руй логично выбрал более высокий уровень и подписался с «Вилафранкенсе». Правда, условия в португальском подземелье были так себе: «Я был страстным молодым человеком, который начинает карьеру и хочет завоевать мир. Но вскоре реальность научила меня трюкам в управлении футбольной командой и ее особенностям. В первые годы работы тренером мне приходилось сталкиваться со множеством проблем вне поля. В первом сезоне клуб задержал зарплату на пять месяцев. В следующий раз деньги пришли с опозданием в четыре месяца. Это было непростое время, но для меня оно стало важным этапом. Думаю, у меня есть способность адаптироваться к реальности. На мой взгляд, для тренера это принципиально».

Многие болельщики «Спартака» переживают из-за позиции Витории по поводу трансферов. По слухам, португалец готов работать с теми исполнителями, которых ему привезут, или даже вообще без усиления. В головах спартаковских фанов сразу появилась аналогия с Олегом Кононовым, который был готов на все ради работы в «Спартаке», но очень быстро сгорел и увольнялся с прозвищем Пиджак под дичайший хейт трибун. Но нужно понимать, что для Витории концепция адаптации — важнее всего, вне зависимости от команды, которую он тренирует.

Опасная часть спича



Вот что он об этом пишет: «Адаптация — ключевое слово в моей профессии. У вас может быть идея любимой игры. Но необходимо посмотреть, позволяет ли ситуация применить это на практике. Тренеру необходимо балансировать между двумя реальностями. Он не может быть упрямым. Я никогда не играл только на результат, но также никогда не отрицал конкретную ситуацию, чтобы одержимо навязывать стиль».

Но самая опасная часть спича Витории — его рассуждения по поводу оценки работы тренера через результат: «Я постоянно борюсь с этими ярлыками. Против этого культа результатов, который правит футболом. Иногда встречаются фантастические проекты, не увенчанные трофеями. Спасти команду от вылета — прекрасная работа. Это может быть даже сложнее, чем выиграть титул в другом клубе. И не всегда этому придают должное значение».

Философию Витории можно понять. Он работал в «Бенфике», в которой не ценится ничего кроме трофеев, но до этого прорывался в финал Кубка лиги с «Пасуш де Ферейра», который той же «Бенфике» и проиграл. Казалось бы, кубков в трофейном зале Витория не добавил, но этот финал стал вообще первым в истории «Пасуш», а если брать во внимание факт, что задачей на сезон было сохранение места в элитном дивизионе, то общее выступление Витории можно назвать действительно отличным.

Кстати, что-то похожее говорил и Доменико Тедеско на прощальном пресс-бранче. Он объяснял, что качество работы тренера не всегда зависит от позиции в турнирной таблице. Доменико привел пример с лигочемпионским местом «Спартака», которое красно-белые получили благодаря суперудару Мозеса. Тедеско логично объяснил, что не мог даже теоретически спрогнозировать подобную ситуацию. Гол Мозеса — случай и мастерство игрока. Тренер на это не влияет. То есть нельзя оценивать качество его работы через гол Виктора, а значит, нельзя связывать результат, который этим голом достигнут, и работу тренера.

С другой стороны, такая философия — жестко отраслевая. То есть понятна только тренерам в коуч-индустрии. Она не означает, что владельцы и болельщики не могут спрашивать с тренера и футболистов за результат. Точно могут, просто это разные системы оценки: у болельщиков — утилитарная (выиграл/не выиграл), в тренерской среде — профессиональная.

«Я готов ко всему»



Многие тренеры считают своим учителем Марсело Бьелсу, и все одинаково говорят, что Бьелса проводит фантастическую работу в любой команде, где работает. Самый яркий штрих из карьеры Марсело — работа на ЧМ-2002 со сборной Аргентины, куда он взял 1800 VHS-кассет с нарезками по всем футболистам команд-участниц. Аргентина вылетела на групповом этапе после ничьей с командой Швеции. Не спас даже великий Батистута. Но кто скажет, что Бьелса плохо работал? Пожалуй, никто.

Поэтому к словам Витории нужно относиться как к рассуждениям с профессиональной точки зрения. Только так. Но лично мне понравились другие его слова, которые объясняют, как именно он будет справляться с давлением в «Спартаке»: «Что бы ни случилось, я пережил худшие времена. Парадоксально, но это правда: смерть моих родителей — моя сила. Я бы не сказал, что стал другим. Я не изменил свою личность. Но я стал другим Руем, готовым ко всему, что встречается на моем пути. Я не герой. Я полностью осознаю, что такое наша жизнь. Я просто чувствую, что эта трагическая потеря придала мне огромных душевных сил. Поэтому теперь для меня все, что происходит в футболе, нормально, меня ничто не сможет удивить».

Последние годы «Спартаком» в основном управляли супернеопытные на тот момент тренеры: Тедеско, Каррера, Карпин, Черчесов, Лаудруп, Якин, Гунько, Аленичев. Из списка выбивается только Кононов, но он никогда не работал в больших клубах. В этом смысле Руй Витория — свежая идея при выборе тренера: 51 год, множество трофеев и почти 20 лет тренерского стажа.

В общем, смотреть за его работой в «Спартаке» будет точно интересно, хотя бы из-за нелинейности выбора. И, кажется, такого человека сложно удивить напряженной атмосферой вокруг его назначения. Его история все логично объясняет.

"СЭ"
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика